Bombei Cat
Музыка - это следы, по которым можно вернутся в разное время жизни.
Кофун дзидай (Kofun-jidai, 古墳時代 ) – период в японской истории примерно с 250 до 538 гг.
Слово «кофун» в переводе с японского означает «курган», так что данный отрезок времени можно с полным правом называть «периодом курганов». Кофун дзидай следует за периодом Яёй, а следующим после него является период Асука. Очень часто Кофун дзидай и Асука дзидай объединяют в единый период под названием Ямато, однако оба периода имеют определённые культурные различия.
Так период Кофун характеризуется анимистической культурой, существовавшей до внедрения буддизма. С политической точки зрения период характеризуется появлением двора Ямато и его расширением посредством экспансии от Кюсю до Канто. Кроме того, период Кофун является самым древним периодом закреплённой в источниках истории Японии. Однако, хронология исторических источников этого периода очень искажена, а исследования требуют преднамеренной критики и помощи археологии.
Археологические записи и древние китайские источники свидетельствуют, что до 300 г. до н. э. японские племена не объединялись воедино, а также до этого времени не было никаких контактов между западной Японией и Кореей или Китаем.

Курганы периода Кофун.


Кофун («kofun», 古墳; «старое захоронение», «старый курган») определяется как курган, воздвигнутый для представителей правящего класса. Эти курганы строились на протяжении III-VII вв. и связывались с богатыми погребальными ритуалами, некоторые из них окружались рвами. Внутри курганов находились большие каменные гробницы.
Ранние кофуны имеют простую форму – круга или квадрата, – но с течением времени стали сооружаться курганы более сложного вида, например, некоторые из них объединяли в себе две фигуры: два круга, круг и четырёхугольник, два четырёхугольника. Классическим курганом стал кофун, по форме напоминающий замочную скважину (т.е. объединяющий фигуры круга и четырёхугольника). Такие курганы распространились по большей части японских островов и называются «дзэнпо коэфун» (前方後円墳 ).
Размеры кофунов колеблются от нескольких метров до 400 м в длину.

Развитие строительства кофунов.


Самый старым японским кофуном считается курган Хокэнояма (Хокэнояма-кофун; Hokenoyama Kofun), расположенный в Сакурае (префектура Нара) и датирующийся концом III в. В районе Макимуку наиболее ранние дзэнпо коэфуны, т.е. кофуны в виде замочных скважин, датируются началом IV в., в их число входят Хасихака-кофун (Hashihaka Kofun) и Сибуя Мукайяма-кофун (Shibuya Mukaiyama Kofun).
Тенденция сооружения курганов именно такой формы распространилась из Ямато до Кавати (где располагается такой крупный курган как Дайсэнрю-кофун (Daisenryō Kofun)), а оттуда разошлась по всей стране, за исключением региона Тохоку в V в. Курганы в виде замочных скважин сооружались в то время в конфедерации Кая на Корейском полуострове. Вопрос, где находится «родина» курганов – сооружались ли они первоначально в Кае и были «завезены» в Японию, или же это в конфедерации, вдохновившись японской культурой, стали хоронить своих вождей в кофунах – до сих пор обсуждается учёными.
В конце VI в. кофуны сооружать перестали, что, вероятно, связано с реформами, проведёнными двором Ямато, и появлением буддизма. Двумя последними выдающимися кофунами являются Имасиродзука-кофун (Imashirozuka kofun) длиной 190 м в Осаке, который считается могилой императора Кэйтая (Keitai), а также Иватояма-кофун (Iwatoyama kofun) длиной 135 м в Фукуоке, который считается могилой Иваи (Iwai), давнего политического соперника Кэйтая.

Двор Ямато.


Хотя обычно сроком появления двора Ямато называется 250 г. н. э., фактическое начало является спорным. Начало правления кланов Ямато также связано со спорами о Яматайкоку и его падением. Несмотря на это, в целом учёные солидарны, что лидеры Ямато управляли государством до IV в.
Следует отметить, что кланы Ямато можно называть доминирующими на территории всей южной части Японии только в VI в., а до этого момента местные власти обладали региональной автономией на протяжении всего «правления» Ямато. В особенности это касается Киби (Kibi; нынешняя префектура Окаяма), Идзумо (Izumo; префектура Симанэ), Коси (Koshi; префектуры Фукуи и Ниигата), Кэну (Kenu; север Канто), Тикуси (Chikushi; север Кюсю) и Хи (Hi; центр Кюсю).
С другой стороны, согласно «Шицзин» («Книга песен», «Shi Jing»; 诗经, 詩經 ) отношения Ямато с Китаем, скорее всего, завязались в конце IV в.
Государство Ямато, которое появилось в конце V в., отличалось мощными родовыми группами (кланами) «годзоку» («gōzoku», 豪族 ), во главе которых стояли старейшины – главы рода – «удзиками» («ujikami», 豪族 ), выполнявшие в честь ками-покровителей рода священные обряды, обеспечивая тем самым долгосрочное благополучие каждому клану. Управление всеми кланами в свою очередь осуществляли члены аристократии и царственной линии, которые контролировали двор Ямато.
Некоторые западные учёные иногда называют Кофун дзидай периодом Ямато, поскольку в конце этого периода вождь именно этого клана стал основоположником императорской династии.
В конечном счёте власть Ямато распространилась на кланы Кюсю и Хонсю, а название «Ямато» стало синонимом обозначения всей Японии. Основываясь на китайской модели, правители Ямато приступили к разработке центрального государственного аппарата и императорского двора, а также переняли китайские иероглифы. При этом постоянной столицы в государстве не было.
Японские правители того времени даже обращались к китайскому двору для подтверждения своих правительственных полномочий. Двор Ямато также связан с конфедерацией Кая, которая в японском языке носила названием Мимана (Mimana). В частности, сходства между ними были выявлены посредством изучения курганов: выяснилось, что, к примеру, одежда захороненных в кофунах вельмож Каи походила на одежды вельмож Ямато, и наоборот.
Основываясь на «Кодзики» и «Нихонсёки», японские историки движения «кокугаку» («изучение [культуры] страны» - национальное движение периода сёгуната Токугава, пытавшееся противопоставить засилью китайско-неоконфуцианских теорий самобытность японской культуры и истории) утверждали, что Кая была колонией Ямато. В настоящее время эта теория широкими слоями учёных отвергается. Скорее всего, эти государства в какой-то степени были данниками китайских династий.
Однако, китайские учёные указывают на «Книгу песен» династии Лю Сун, написанную китайским историком Шэнь Юем (441-513), представляющую Японию как сюзерена конфедерации Кая. Однако, такое толкование широко отвергается даже в Японии, поскольку нет никаких доказательств японского правления в конфедерации Кая или любой другой части Кореи того времени. Ещё больше осложняет ситуацию «Нихонги», указывающая, что предками-основателями Ямато были корейцы.

Территориальная экспансия Ямато.


Помимо археологических находок, свидетельствующих о местных правителях в провинции Киби как о важных соперниках Ямато, легенда о принце Ямато Такэру (Yamato Takeru), жившем в IV в., указывает на границы Ямато и поля сражений тех времён. Граница Ямато, безусловно, располагалась ближе к провинции Идзумо (сегодня это восточная часть префектуры Симанэ). Ещё одна граница, на Кюсю, по-видимому, проходила к северу от сегодняшней префектуры Кумамото.
Легенда гласит, что в восточной части Хонсю располагались земли, «народ которых не повиновался императорскому двору». Именно на борьбу с ними был направлен Ямато Такэру.
Противники же Ямато могли располагаться как достаточно близко к центру государства, так и достаточно далеко от него. Сегодня провинция Кай (современная префектура Яманаси) упоминается в качестве одного из мест, где принц Такэру останавливался во время своего военного похода.
Северная граница тех лет также обрисовывается в «Кодзики» в легенде о походе «сидо сёгунов» («воевод четырёх дорог», «shido shogun»; 四道将軍 ). Один из четырёх сёгунов, Обико (Ōbiko), отправился на север в Коси, а его сын, Такэ Нунакававакэ (Take Nunakawawake), - на восток. Затем отец повернул с севера на восток, а его сын отправился на север, после чего они наконец встретились в Айдзу (нынешняя западная Фукусима). Несмотря на то, что сама легенда с историей, скорее всего, мало связана, Айдзу находится довольно близко к южной части Тохоку, где по состоянию на конец IV в. располагалась северная оконечность культуры Кофун.

О-кими.


Период Кофун является важнейшим этапом эволюции Японии к более целостному и признанному государству. В этот период появляется высшая аристократия, а «у руля» страны встают военные. Большей частью общество развивалось в регионе Кинай и восточной части побережья внутреннего моря.
Правители Японии того времени всё так же обращались к китайскому двору для подтверждения своего статуса. Несмотря на то, что правители дипломатически назывались «царями», на территории своего государства в то время они именовались «о-кими» («okimi»; грубо говоря, «великий царь»).
Надписи на двух мечах – из курганов Инарияма (Inariyama) и Эта-Фунаяма (Eta Funayama) – гласят: «Амэ-но сита сиросимэсу» («Amenoshita Shiroshimesu», 治天下; «правящий Небом и Землёй») и «О-кими», что, как считается, отражало статус их владельца. Эти надписи также свидетельствуют о том, что правители того времени утверждали своё право на трон посредством своего якобы божественного происхождения. Титул «Амэ-но сита сиросимэсу о-кими» использовался вплоть до VII в., после чего его сменил титул «тэнно» («tenno»; «император»).

Кланы Ямато.


Многие из местных вождей и вождей кланов, составлявших управленческий аппарат Ямато, утверждали, что происходят от императорской семьи или племенных богов. Археологические раскопки подтверждают наличие таких кланов: например, на мече из кофуна в Инарияме были выведены имена всех предков его носителя, ведущего свою родословную от Обико (Ōbiko, 大彦 ), который записан в «Нихонсёки» в качестве сына императора Когэна (Kōgen). С другой стороны, имелся ряд кланов, имевших корни в Китае и на Корейском полуострове.
В V в. клан Кадзураки (Kazuraki, (葛城氏 ), выводивший свой род от легендарного внука императора Когэна, был одним из наиболее могущественных придворных кланов и роднился с императорской семьёй. В конце V в. могущество клана пошло на убыль и его место временно занял клан Отомо (Ōtomo). Когда, не указав хоть сколь-нибудь явно наследника, скончался император Бурэцу (Buretsu), Отомо-но Канамура (Otomo no Kanamura) порекомендовал в качестве нового монарха императора Кэйтая, бывшего в то время весьма далёким императорским родственником и проживавшего в Коси (нынешняя префектура Фукуи).
Но после провала дипломатической политики Канамуре пришлось выйти в отставку и императорский двор в начале периода Асука стали контролировать кланы Мононобэ (Mononobe) и Сога (Soga).

Общество периода Кофун.

Торай-дзин.


Словом «торай-дзин» («torai-jin», 渡来人 ) в период Кофун называли иммигрантов из Китая и Кореи, которые привнесли в Японию многие аспекты китайской культуры. Ценя их знания и культуру, правительство Ямато весьма ценило торай-дзинов и организовало для них преференциальный режим.

Китайская миграция.


В соответствии с «Синсэн Сёдзироку» («Shinsen-Shōjiroku», 新撰姓氏録; «Новое уложение семей и родов»), многие китайские иммигранты имели значительное влияние на территории тогдашней Японии. В официальном выпуске генеалогического справочника императорского двора Ямато, в котором также были записаны 163 китайских клана, содержалось в общей сложности 815 семей.
Согласно «Нихонги», клан Хата (Hata), в состав которого входили потомки Цинь Шихуана, прибыл в Ямато в 403 г. (14-й год [правления] Одзина), управляя людьми из 120 провинций. По данным «Синсэн Сёдзироку», во времена правления императора Нинтоку (Nintoku) клан Хата рассредоточился по различным провинциям и занимался шелководством, поставляя шёлк для императорского двора. Также при дворе Ямато было создано министерство финансов, во главе которого встал Хата Оцутити (Hata Otsuchichi; 秦大津父 ).
В 409 г. (20-й год Одзина) Ати-но Оми (Achi-no-Omi), родоначальник клана Ямато-Ая (Yamato-Aya), также прибыл в Японию вместе с людьми из 17 провинций. По данным «Синсэн Сёдзироку», Ати получил разрешение на жительство в провинции Имаки (Imaki).
Клан Кавати-но Фуми (Kawachi-no-Fumi), потомки Гаоцзу (Gaozu; император Гао) из Хань (Han), представляли аспекты китайского письма при дворе Ямато.
Клан Такамуко является потомками Цао Цао (Cao Cao). Такамуко-но Куромаро (Takamuko-no-Kuromaro) отвечал за реформы Тайка.
Элементы китайской культуры, принесённые в Японию во времена периода Кофун, очень важны.

Корейская миграция.


Среди множества корейских мигрантов, перебравшихся в Японию в IV в., некоторые стали основателями японских кланов. Согласно «Нихонги», наиболее древней записью об иммигрантах из Силлы является запись об Амэ-но Хибоко (Amenohiboko), легендарном «князе» королевства Силла, который перебрался в Японию в эпоху правления императора Суинина (Suinin), возможно в III-IV вв. По иронии судьбы, в «Нихонги» Амэ-но Хибоко описывается как предок по матери императрицы Дзингу (Jingū ), одна из легенд о которой сообщает, будто Дзингу завоевала Силлу. Легенда выглядит весьма спорной, поскольку Дзингу, как сообщается, жила во II-III вв. и, как предполагается, скончалась в 269 г. н. э.
С другой стороны, в число корейских иммигрантов входили также члены королевской семьи Пэкче. Король Пэкче по имени Мурён (Muryeong) родился в Японии в 462 г. и оставил здесь своего сына. В царствование императора Одзина король Пэкче Кынчхого (Geunchogo) направил к японскому двору множество подарков и учёных.
Согласно книге «Синсэн Сёдзироку», составленной в 815 г., в общей сложности 154 из 1182 семей знати в Кинае, что острове Хонсю, считаются людьми с корейской родословной. В частности, в реестре упоминаются 104 таких семьи из Пэкче, 41 – из Когурё, 6 – из Силлы, и 3 – из конфедерации Кая. Возможно, это могли быть семьи, перебравшиеся на острова в 356-645 гг.

Язык.


Китайские, корейские и японские жители записывали слова, преимущественно, китайскими иероглифами, что делает трудно отслеживаемым оригинальное произношение тех или иных слов. Тогда как для коренных японцев этого периода письмо и литературные навыки иммигрантов по большей части остались неизвестными, для местной знати они, как представляется, приобретали всё более и более высокое значение.
Так, меч из кофуна в Инарияме, откованный в Китае ориентировочно в 471 или 531 гг., несёт на себе именно китайские иероглифы, написанные принятым в Китае стилем, что ведёт к слухам о том, что его собственник, хоть и утверждал, что является японским аристократом, возможно, на самом деле был иммигрантом.

Лошади в культуре Японии.


Китайские хроники отмечают, что на японских островах лошадей не было, и первое упоминание о них было сделано в правление императора Нинтоку – скорее всего, эти особи были завезены китайскими или корейскими иммигрантами.
Согласно «Нихонсёки», лошадь является одним из сокровищ, подаренных королём Силлы императрице Дзингу. Там же утверждается, что корейцы были предками императрицы, но при этом и «Нихонсёки», и китайские хроники, касающиеся Японии, довольно сложно интерпретировать однозначно.
Помимо лошадей, китайские и корейские иммигранты, упоминающиеся в древней японской истории, принесли с собой шелководство, ткачество, а также ирригационное рисоводство.
Кавалеристы того времени носили доспехи, имели при себе мечи и другие виды оружия, а также использовали передовые военные методы, как и на северо-востоке Азии. В качестве доказательств этих достижений рассматриваются глиняные фигурки «ханива» («haniwa»; досл. «глиняный круг»), которые были обнаружены в тысячах кофунов, разбросанных по всей Японии.
Наиболее важные ханива были обнаружены в южной части Кюсю, в особенности в районе Кинай возле Нары, и на севере Кюсю. Найденные фигурки представляли собой лошадей, кур, птиц в целом, веера, рыбу, оружие, дома, щиты, подушки, мужчин и женщин. Также вместе с представителями императорского дома хоронили магатамы («magatama») – своего рода амулеты, считавшиеся одним из символов власти императоров (двумя другими были священный меч и восьмигранное зеркало).
Значительная часть культуры периода Кофун едва отличима от культуры современной южной части Корейского полуострова, что свидетельствует о том, что Япония поддерживала тесные политические и экономические контакты с континентальной Азией (особенно с династиями южного Китая) через Корею. К примеру, бронзовые литые зеркала, имеющие одинаковую форму, были обнаружены на обеих сторонах Цусимского пролива.

Переход к периоду Асука.


С приходом на территорию Японии буддизма в VI в. период Кофун уступил место периоду Асука. Официально новая религия появилась здесь в 538 г., ставшему началом новой эпохи. Кроме того, после объединения Китая под руководством династии Суй позже в том же столетии, Япония находилась под сильным влиянием китайской культуры и, следовательно, вступила в новую культурную эпоху.

Отношения между двором Ямато и корейскими царствами.


Согласно «Книге песен», в 421 г. китайский император назначал первых «пятерых царей Ва» на должность правителя Силлы, но тут несколько смущает тот факт, что согласно «Нихонги», иммигранты из Силлы являются прародителями японского правящего класса. В результате, понять, какие отношения между странами были в прошлом, довольно трудно.
Также, как уже упоминалось, похоронные обычаи Когурё значительно повлияли на аналогичную культуру в Японии. Появившиеся в Японии в V в. (и позднее) украшенные росписями гробницы напрямую связаны с Корейским полуостровом – в кургане Такамацудзука (расположен в современной префектуре Нара) на одной из стен изображена женщина, одетая в характерную одежду – аналогичные росписи были обнаружены на стенах гробниц династии Тан, а также Когурё.
Кроме того, в тот же период в Японию пришла китайская астрология.

Китайские и корейские исторические хроники о Японии.


Согласно «Книги песен», император Китая даровал военный суверенитет над Силлой (Silla), Чхинханом (Jinhan), Имной (Imna), Каей (Gaya) и Маханом (Mahan) владетелю Ва по имени Сай (Sai). Однако, эта теория отвергается даже в Японии, поскольку нет никаких доказательств правления Японии в Кае или других частях Кореи.
После смерти царя Ва по имени Ко (Kō ), его младший брат Бу (Bu) занял трон и добавил к списку протекторатов в своём официальном титуле означенные выше королевства Кореи - с дозволения китайского правителя, конечно же. Однако, на деле подобного рода информация ничем не подкреплена.
Согласно «Суй шу» («Suīshū», «История династии Суй»; 隋書, 隋书 ), в определённый момент Силле и Пэкче потребовалась помощь государства Ямато для продолжения военной кампании. Согласно «Самгук саги» («Samguk Sagi», «Хроники Трёх Королевств»), Пэкче и Силла направили своих князей в Ямато в качестве заложников в обмен на военную поддержку уже начатой кампании: король Пэкче Асин (Asin) в 397 г. послал в Ямато своего сына Чхончжи (Jeonji), а король Силлы в 402 г. отправил своего отпрыска Мисахына (Misaheun). Соответственно, эти записи также ставятся под сомнение, учитывая предполагаемое корейское происхождение японских правителей.
Единственное из того, что написано в «Суй шу», не подлежит сомнению, это то, что Силла и Пэкче в период Кофун очень высоко ценили отношения с Ва (Японией) и предприняли множество дипломатических усилий для поддержания хороших отношений с японцами. В обмен Япония получила передовые «ноу-хау» из Кореи.

@темы: Несколько фактов о Японии., История.